Подписка на блог

На основном сайте делюсь в заметках профессиональными знаниями и храню портфолио.

В Телеграме ссылки на все заметки, фото/видео наблюдения и пруфы на полезные ресурсы, которые нахожу.

В Твиттере ссылки на заметки, новые песни и проекты, рефлексия с матом и прочая ерунда.

В Инстаграме практикую фотографию и делюсь результатами. Иногда выкладываю видео.

На Ютюбе пробую вести канал. Показываю и обсуждаю работу людей разных профессий.

По РСС и Джейсон-фиду трансляции для автоматических читалок

Скромный блог для нескромных людей

Меня зовут Антон DAS. Я продюсирую съёмки клипов, концертов, блогов, интервью и бэкстейджей. Слежу за бюджетом и руковожу ежедневной работой. Монтирую отснятый материал. Некоторые проекты снимаю сам, как оператор. Фотографирую, пишу песни, веду блог.

Здесь я коллекционирую повседневные наблюдения, впечатления и открытия. А профессиональными знаниями делюсь на сайте.

Моя музыка Мои проекты

Как гасить кредитку после льготного периода?

Когда заканчивается беспроцентный период на кредитной карте, начинается жопа. Проценты съедают любые пополнения карты, а небольшие суммы на карте так и подмывают их потратить.

Ты думаешь: «А, ладно, вот появится у меня большая сумма, положу на карту и трогать не буду, — платежи станут меньше». Но сумма не появляется, а мелочёвка на кредитке вот уже который раз заправляет тебе бензобак. 


В этот момент кажется, что мы не тратим те деньги, которые у нас есть. Ну, или могли бы быть. На деле же мы тратим больше, чем эта сумма. Ведь за этим платежом, будто гопники за углом, нас поджидают проценты, чтобы доставить физическую боль.

А что, если половину суммы ежедневного бюджета по вечерам класть на кредитку?

Допустим, что после всех обязательных расходов, сумма, которую я могу тратить каждый день, равна 1000 ₽. На эти деньги я могу купить себе обед, кофе, прокатиться на такси, купить какие-то продукты домой.

Но я не обедаю в кафе и не езжу на такси каждый день. Обед можно взять из дома, а работы бывает столько, что даже и не до обеда. В итоге в конце дня остаётся или вся тысяча, или её часть.

«Так, в день я могу тратить семьсот рублей, но потратил только триста, пойду в Перекрёсток ещё на четыреста куплю что-нибудь», — знакомо?

Что, если не покупать «ещё что-нибудь», когда в конце дня остались деньги? Что, если половину оставшейся суммы по вечерам класть на кредитку, будь там даже триста рублей?

Нам кажется это незначительным, но в конце недели на кредитке станет больше на косарь. А в конце месяца — на четыре. Добавить туда ежемесячный платёж, и вот на карте сумма, которую мы ощущаем.

А ещё кредитку стоит удалить из Apple и Google Pay, скрыть отображение суммы в приложении банка, и не брать кредитную карту с собой.

Чтобы понять, сколько в день вы можете тратить, чтобы не уходить в минус до зарплаты, есть приложение «Тяжеловато»

Авария в голове. Сочинение на тему «Как я прожил год»

Свою последнюю заметку в блоге, не считая заметок для раздела «Моя музыка», я написал 31 декабря 2018 года.

В ней я делюсь выводами на тему семьи и друзей, радуюсь, что сделал свой сайт, пишу о планах на музыку, делюсь победами в работе. Классические итоги года.

Я пообещал себе прыгнуть в 2019-ом выше головы: выпустить много музыки, научиться круто фотографировать и делать ретушь, реализовать видеопроект про бэкстейджи, вписываться в сложные съёмки. Ну, и раздать долги, разумеется.

А ещё в той заметке я радовался, что в 32 года получил-таки водительское удостоверение. После унизительного опыта обучения в автошколе-онлайн найти удачное местечко, где тебя научат водить, было радостью.

И вот я пишу следующую заметку больше года спустя. Такой перерыв — не случайность, у всего есть причины. Не знаю, найдёт ли кто-то здесь пользу для себя. Если да, хорошо. Но я пишу это для себя, потому что хочется выкинуть буквы из головы.

Эта заметка — пример того, как жизнь вносит коррективы, и они врываются в твой домик из планов, наводя в нём свои порядки.

ПРЕДЫСТОРИЯ

13 марта в 23.00 мы с товарищем Сашей FRG вышли из фотостудии на Электрозаводе, где наделали весёлых фотографий для оформления музыкального проекта. Я взял в аренду Рено Логан, чтобы подвезти Сашу и поехать домой. Путь от Электрозавода навигатор по классике проложил через Нижегородскую эстакаду.

На эстакаде было пусто: пара легковушек и мы на Логане. Я не помню, как это произошло, но нас подрезала Kia Rio. Воспроизвести получается вспышками:

Kia подрезает и резко сбрасывает скорость → давлю педаль тормоза в пол → срабатывает ABS → стукаем Kia Rio → останавливаюсь, включаю аварийный сигнал, говорю Саше, чтобы вызывал такси, так как это надолго.

Снова ничего не помню, так что из рассказа Саши:

Ты остановился, включил аварийку. Kia проехала подальше, прижалась к обочине и остановилась. Водитель, видимо, не сразу понял, что что-то случилось — удар был несильным. Из тачки вышли двое дагестанцев, покрутились вокруг машины и пошли в нашу сторону.

Подошли, сказали, что у них нет повреждений. Претензий, соответсвенно, тоже нет, и можно пожать руки и разъехаться. Ты сказал, что у нас арендованная машина, поэтому надо сперва посмотреть, есть ли повреждения.

Когда ты вышел, я остался сидеть пристёгнутым в Логане. Ты встал перед капотом и увидел, что чуть помят номерной знак. Парни начали говорить, мол, ерунда, сейчас сами его вправим.

В этот момент на полном ходу в задницу Логана влетает Яндекс.Такси, я бьюсь носом об торпеду, а Логан сбивает тебя так, что ты отлетаешь на край эстакады. Парней тоже зацепило.

Спустя какое-то время я поднялся и пошел к машине спасать свой фотоаппарат. Из головы, из носа, изо рта льётся кровь, а я не придумал ничего лучше, чем бежать на выручку технике.

Саша спросил номер жены, но я не смог его вспомнить. Вместо этого я нёс какую-то чушь, поэтому он решил разблокировать телефон и позвонить Юле. Но вот беда: пароль от телефона я тоже назвать не в состоянии, а разблокировать по Face ID не выходит, потому что на мне в прямом смысле нет лица.

Вместо прыжка выше головы я этой головой прыгнул в бетон Нижегородской эстакады и выпал из нормальной жизни до конца лета. Последствия в полной мере я перестал ощущать только к концу 2019-го года.

РЕАНИМАЦИЯ

Открываю глаза: картинка плывёт, вокруг всё бело—сине—голубое, включая людей, точнее, их силуэты. Звуки вокруг такие, словно громко дышит Дарт Вейдер. А ещё — пищание, пиликанье, крики, мат.

Это я — лежу в реанимации больницы им. Иноземцева, кричу расплывчатым «белым халатам», чтобы отдали телефон. Вот о чём я подумал, поняв, что случилась какая-то историческая хуйня:

Надо сообщить Юле (жене)

Непонятно, как долго я уже здесь, на мои вопросы никто не реагирует, потому что они похожи на бред.

Что с Сашей? Если я в таком состоянии, что с ним? Где он?

Эти мысли появились в голове молниеносно, как только я очнулся. Я слабо понимал, кто ещё лежит рядом, и есть ли среди них мой друг. Люди в халатах если и отвечали на мои вопросы, то я их ответы не различал.

Похоже, всё серьёзно, надо сообщить всем, с кем я сейчас работаю.

Я спрашивал, где моя жена, и вырубался. Приходил в себя минут на десять, требовал телефон, вырубался снова. Очнувшись, требовал ответить, что с моим другом, что с моим чемоданом (кейс с фототехникой) и снова требовал телефон, так как надо позвонить на работу.

Производственная травма

К пяти утра в глазах перестало плыть. Я очнулся, кажется, уже в пятнадцатый раз, но теперь было легче: я мог держать голову, нормально рассмотреть палату реанимации, общаться с теми, у кого целиком не забинтована голова.

Справа лежал единственный тип, который был в адекватном состоянии (насколько это может быть в реанимации). Он объяснил мне, где я, сколько по времени, кто здесь кто и когда я получу ответы на вопросы, заданные в бреду.

Слева лежал с ног до головы перебинтованный мужчина с интубированной трахеей. Раз в некоторое время приходил медбрат, отключал шланг и через трубку в шее кормил мужчину коричневой жижей. Во время кормления тело мужчины дёргалось в конвульсиях, словно танцует тектоник. Неловкое сравнение, но лучшее для того, чтобы вы нарисовали себе происходящее. Этот мужчина упал с пятнадцатого этажа строящегося здания. Работа такая. Производственная травма.

Через три часа начали впускать посетителей. Я увидел Юлю и Юлину маму.

За те секунды, что они шли от двери до кровати, мне стало в десять раз легче, чем за ночь. Вот она — сила мысли :-) Юля рассказала, что со мной произошло, сказала, что с Сашей всё хорошо, он жив и здоров, только нос повредил. Мы пошутили, что это потому что он (нос) у него большой и дальше просто говорили до тех пор, пока я мог. Минут десять.

НЕЙРОХИРУРГИЯ

Мой диагноз при поступлении:

Сочетанная травма. Открытая проникающая черепно-мозговая травма. Ушиб головного мозга средней степени тяжести (позже экспертиза переквалифицирует в тяжёлую степень). Перелом свода и основания черепа через переднюю черепную ямку справа. Ушибы, ссадины лица, головы. Закрытый вывих акромиального конца правой ключицы (Тип III) (АО/ОТА 10—В1). Ушибы, ссадины конечностей.

С этим диагнозом меня положили в палату отделения нейрохирургии.

Палата на шесть человек была чистая, с новомодными койками на колёсиках и уникальными пациентами:

Вежливый дедушка, ожидающий операцию по пересадке костного мозга.

Весёлый мужичок с акцентом, которому вставили пластину в череп.
После операции у него нарушился опорно-двигательный аппарат, и он ходил, слегка подпрыгивая. Его походка делала из него комедийного персонажа Диснеевского мультфильма, но смешного было мало, конечно же.

Молодой сотрудник уголовного розыска Лёша с параличом ниже пояса. Друзья решили полежать под капельницей после бурной тусовки, «чтобы быстро вернуться в строй», иголка занесла золотистый стафилококк, а он занёс парня в нейрохирургию. Лёша «благодарил» всех медсестёр Нейрохирургии, которые его обслуживали. Я сразу обратил внимание на то, как медсестры ухаживают за ним, но это не вызвало у меня удивления.

Последний раз я лежал в больнице 20 лет назад, это было в Самаре. Поэтому происходящее воспринял, как естественный прогресс. Да и со мной медсёстры обходились отлично. Но мне не надо было подтирать задницу, а Лёша парализован, тут всё понятно.

Оказалось, что обслуживание всё же было облизыванием. Это стало ясно, когда какая-то медсестра внаглую подошла к Лёше и спросила, почему он вчера «той» сестре сказал «спасибо», а ей позавчера не сказал.

Лёша удивился. Казалось, что его золотистый стафилококк готов отступить на пару секунд, чтобы он мог дать медсестре золотистого пенделя. А ещё он начал цитировать статьи и намекать, что он платит им не за усиленное внимание, а за то, чтобы они свою работу делали как положено, а не ходили с лицом, будто делают одолжение.

Мужик-тихоня в бело-зелёной пижаме со швами на голове и лице. На вид — обычный мужик, без швов на лице его даже можно было бы обозвать смазливым.

До самой своей выписки вслух он произнёс предложений сорок, десять из которых были призывом пойти покурить, остальные — ответами на вопросы врачей и медсестёр. А когда он выписывался, то так и ушёл в бело-зелёной пижаме, обувшись и накинув куртку.

Через несколько часов после того, как «Тихоню» выписали, «Вежливый дедушка» обнаружил, что исчезли деньги, которые он брал на время пребывания в больнице. Единственный, кто в этот день контактировал с дедом напрямую — был «Тихоня». Утром он помог дедушке подняться с кровати и куда-то дойти.

Оказалось, что в тихом омуте черти водятся. А точнее, что «Тихоня» — чёрт. В больницу он попал после освобождения из тюрьмы. У него не было своей одежды, поэтому он выписался в больничной пижаме. А куртку накинул тоже не свою. Почему у него не было своей, я не узнал — к этому моменту меня перевели в травму.

ТРАВМАТОЛОГИЧЕСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ

В травму меня перевели для операции на ключицу. Главный нейрохирург сказал, что решили ставить пластину: ключица — «всё».

Палата не была щедра на персонажей. Слева от меня лежал габаритный парень по имени Антон — приятный тип с гипсом на руке. Постоянно работал за ноутом, пока не выписали. А, когда и меня выписали, я написал ему в Инстаграм, что он забыл мышку от ноута, и она у меня.

Напротив меня лежал дядечка, который ассоциировался у меня с героями Сергея Роста в «Осторожно, Модерн!». Сложно детализировать причины ассоциаций, но он был похож и визуально, и ростом, и комплекцией.

А ещё он ходил в темно-синих трусах—шортах с красными цветочками и постоянно разговаривал с Алисой и с теплотой называл её тупой бабой. Травил байки про все свои переломы и с жадностью интересовался любой мелочью, даже той, которая сто процентов ему не нужна. Но самыми смешными были моменты, когда он разговаривал с Алисой. Прямо Сергей Юрьевич Беляков воплоти.

ОПЕРАЦИЯ

Операцию мне делали под общим наркозом. Единственный мой общий наркоз был тоже 20 лет назад, когда я сломал ногу так, что ступня и пятка у меня поменялись местами. Это была маска, которую надели на меня и сказали считать. До скольки — не сказали. Когда меня разбудили, я дрожал, покрывался холодным потом и не сразу сообразил, где я.

В этот раз анастезиолог рассказал мне каждый свой шаг и всё, что я буду чувствовать. И хотя первым чувством у меня было, что я будто стал героем «Доктора Хауса», он предупредил, что сейчас введёт мне в вену препарат, и это наркотик. Он предупредил, что я почувствую головокружение, но так и должно быть. Сказал: «Когда очнёшься, слушай и делай всё, что скажет доктор».

Анастезиолог вставил иглу в катетер, ввёл препарат и уточнил, кружится ли голова. Я ответил, что нет, а через пять секунд произнёс: «А вот теперь да!», — расплылся в улыбке и отключился.

Когда меня разбудили, ничего, кроме лёгкого головокружения я не ощущал. Кажется, что на меня ещё действовала анестезия и мне хотелось благодарить весь мир и признаваться незнакомым людям в любви к их профессии.

РЕХАБ

Первый месяц после выписки я смотрел в потолок, разукрашивал солдатиков, колол в задницу ноотропы и ходил по врачам.

Спустя месяц стал работать через день по три часа. Передвигался исключительно на такси за счёт работодателя. Потому что единственный раз, когда я попробовал проехать до работы на метро, вымотал меня так, что я приехал и просто лёг, работать не смог.

К полноценному рабочему графику я вернулся в середине июня, но этот график до декабря давался мне тяжело. В шесть вечера я так уставал, что мне нужно было еще сорок минут побыть в спокойствии, чтобы сесть за руль и без последствий добраться до дома. Если я этого не делал, то картинка в глазах начинала плыть, свет становился ярким, реакция заторможенной.

В середине июля мне позвонил следователь и сказал, что я прохожу по уголовному делу о причинении тяжкого вреда здоровью в качестве потерпевшего. Попросили приехать на допрос.

Когда приехал, рассказали, что меня сбил уроженец Киргизии. Сейчас он у себя на родине. Говорит, уехал туда, потому что у него умер отец. Верить этому или нет, даже не знаю.

17 НЕЗАВИСИМЫЙ BATTLE HIP-HOP.RU

← Назад к музыке

В 2019-ом году я принял участие в Семнадцатом независимом баттле Hip-Hop.ru. До последнего не хотел писать трек на отборочный, но баттл получился резонансным и я сдал заявку.

Я дошёл до 4-го раунда, но отказался от участия из-за нехватки времени. Написал об этом оппоненту и расстроил его новостью. В общем, вот мои треки:



← Назад к музыке

DAS & FRG

← Назад к музыке



В 2019 году я и мой товарищ Саша FRG запустили дуэт-проект DAS & FRG. У каждого из нас был большой перерыв в музыке, поэтому в 2019-м мы раскачивались и выпустили всего несколько синглов.

Вот они:

DAS & FRG — Sound Dealer

Apple Music Вконтакте BOOM Яндекс.Музыка


DAS & FRG — Саня

Apple Music Вконтакте BOOM Яндекс.Музыка


DAS & FRG — Берега

Apple Music Вконтакте BOOM Яндекс.Музыка


DAS & FRG — Давай

Apple Music Вконтакте BOOM Яндекс.Музыка


← Назад к музыке

Ранее Ctrl + ↓